20:09 

сказка Трефа

Келестин
Скоро будет солнечно
О Спящем и Крадущемся

С самого рождения я знал историю нашего мира - да что там, ее знает каждый ребенок. Про двух богов-братьев, которые спустились к неразумным людям, и поступили мудро, дав им не рыбу, а удочку, не пламя, а кремень, подарили им умение мыслить. И долго были с ними - вдвоем, а потом, как это постоянно случается с братьями, поругались. И тогда старший бог остался править один, а второй, будучи любопытным и пытливым, ушел ходить по земле - жить как обычные люди, которым они дали разум.
Дальше история говорит, что старший бог - тот, который остался на небе - завел себе сына (и только он знает, как), а потом - как, опять же, часто бывает в семьях - поссорился с ним и превратил его в чудовище и погрузил в сон.
У второго же бога случилась любовь с обычной, человеческой женщиной, и родился у них сын, и был этим сыном я.
Он не остался с ней и пошел дальше, но остался я - с божьей кровью в жилах и вечной тягой к дороге. Мальчишкам вообще вредно знать о своем божественном происхождении, и однажды, не выдержав, я отправился в путь - искать дорогу на небо.
В своих странствиях я видел все то, о чем раньше мог только слышать - я видел праздник ночи Тысячи Смертей, бушующий на далеком западе; зеленые, пахнущие мятой холодные воды, бьющие об подножие храма; тончайший звон двенадцатицветных радуг, застывших над Городом-в-Океане; сходящие от звука падения шишки лавины на скалящем пасти вековых ледяных гор Севере, и горький запах собираемых там раз в год черных ягод; перестук полых выдолбленных фруктов, которые принято вешать над порогом на востоке, и сладкий запах песка вдоль Радужного Залива; звуки протяжного медного гонга, звенящего каждое утро над городом беглых преступников; перезвон струн под кошачьими лапами; свист и треск раз в столетие сходящего льда на священных восьми озерах; и шелест птичьих крыл, и шорох мягкой, горячей земли, и звук раскалывающихся камней, перезвон воды, одуряющий запах фиолетовых цветов над мостовыми юга - благословенного юга.
Я выходил из дома мальчишкой, а пришел к югу совсем иным. Именно там, на юге, я смог найти дверь не дверь, но путь, и через него я смог попасть наверх.
Там меня уже ждали. Называя меня зарвавшимся мальчишкой и самонадеянным полукровным глупцом, Он, однако, решил дать мне шанс. Видишь дерево, сказал он, иди и принеси мне плод с него, и я дам тебе права на правление, которые достались тебе от твоего глупого отца.
Я, может, и стал иным, нежели раньше, но что-то от мальчишки осталось во мне, и я шагнул вперед, и услышал звон колокольчиков.
Видишь чудовище, спящее у корней дерева, говорил мне бог, видишь ли колокольчики на ветвях?
Колокольчики, серебряные и черные. Иди, неразумный мальчик, и тебя будут звать Крадущимся. Когда люди на земле будут совершать великое добро (по каким меркам оно оценивалось, думал я потом, видимо по законам всемирного равновесия), будут звенеть серебряные колокольчики и Спящий заснет глубже, когда же великое зло - черные, и они будут будить чудовище. Теперь ничего не зависит от тебя; иди.
И вот я иду, иду уже много лет, и не знаю, к чему приду в конце; лишь одно я знаю точно - если Спящий проснется, никто не останется прежним.

@темы: сказки

   

Московская Ночь Сказок

главная